Как попытка создать вакцину от COVID-19 сделала французского химика миллиардером

Опубликовано : 11 мая 2020 в 16:21

Компания Moderna в разгар пандемии пытается создать принципиально новый способ обретения иммунитета к уханьскому коронавирусу. Эффективность разработанной ею вакцины еще не доказана, но гендиректор Moderna уже заручился огромным грантом от Белого дома и верой инвесторов, сделавшей его миллиардером

Гендиректор Moderna Стефан Бансель наблюдал за новым вирусом с тех пор, как стало известно о первом заболевшем. В начале января он разослал своим подчиненным статью о новой болезни в газете The Wall Street Journal и велел внимательно следить за новостями. В течение 48 часов после того, как 11 января китайские ученые обнародовали в сети генетическую последовательность нового вируса, специалисты Moderna из Массачусетса составили план разработки вакцины. 42 дня спустя компания отправила партию начальной версии препарата  Национальным институтам здравоохранения США для первой фазы испытаний. Со своей вакциной на основе матричной РНК (мРНК) Moderna пытается создать принципиально новый способ обретения иммунитета к болезни. В начале марта препарат впервые был опробован на людях.

Для вакцины это невероятно быстро — обычно на разработку уходят годы, а в отдельных случаях десятилетия. Но для 47-летнего Банселя это слишком долго. «Мы теряем жизни ежедневно и убеждены, что каждый день на счету», ― подчеркивает руководитель компании.

 

Высокие темпы стали возможны благодаря новой технологии: речь идет о вакцине на основе на мРНК (матричной РНК). мРНК-вакцины позволяют преодолеть многие недостатки традиционных вакцин: длительность разработки, невысокую эффективность и определенный риск заболеть, если в состав вакцины входит живой вирус. Препараты на основе мРНК похожи на компьютерную программу: в организм вводится не сам вирусный белок, как в обычных вакцинах, а «код» для него, после чего уже сами клетки тела становятся фабрикой, производящей элементы вируса, которые, в свою очередь, запускают оборонительную реакцию иммунной системы. В теории это должно сделать препарат более безопасным и простым в разработке и изготовлении. Именно поэтому Moderna бросила все ресурсы на создание новой вакцины от COVID-19, приостановив работу по другим проектам.

Это серьезный проект для компании с десятилетней историей, в активе которой сейчас 24 препарата, причем ни один из них еще не поступил в продажу. Рынок биотеха оценивается в $17,5 млрд, но в прошлом году эта индустрия в совокупности понесла убытки на $514 млн, а выручка составила всего $60 млн. Львиная доля полученных средств была привлечена через правительственные гранты и совместные исследования с фармацевтическими корпорациями.

 

Перспектива того, что Moderna имеет достаточную технологическую базу для того, чтобы уложить многолетний процесс разработки вакцины в несколько месяцев и создать действенный способ борьбы с вызвавшим кризис вирусом, будоражит умы инвесторов. С начала года акции компании подорожали с $19,23 до $59. В результате этого ралли Бансель, владеющий 9% Moderna, стал миллиардером. Его состояние теперь оценивается в $1,6 млрд.

«Если все получится, то у нас будет лучшая в мире технология по производству вакцин», — надеется предприниматель.

Однако в этом «если» и заключается самая большая интрига. В настоящее время на рынке нет ни одной мРНК-вакцины, и никто не знает наверняка, сработает ли эта технология, особенно против нового вируса. Пока что эффективную вакцину для борьбы с человеческим коронавирусом никому создать не удалось. Бансель и сам раньше не верил в эту методику. Когда ему впервые предложили учредить компанию с упором на разработки в области мРНК, он отказался. «Я уже был достаточно погружен в тему. Как сделать молекулы стабильными? Как преодолеть иммуногенность? Как в достаточной мере устранить примеси, чтобы препарат можно было безопасно вводить человеку?» ― перечисляет вопросы бизнесмен.

Оптимизм Moderna

Руководитель Moderna родился в Марселе. Об мРНК он впервые узнал в середине 1990-х, когда учился на химика-технолога в магистратуре Миннесотского университета. Матричная РНК переносит генетическую информацию от ДНК к рибосомам — своеобразным фабрикам в клетке, которые синтезируют белки, необходимые для функционирования организма. мРНК крайне нестабильна и быстро распадается. У молодого ученого засело в голове, что это очень хрупкая субстанция и с ней трудно работать.

К 2010 году Бансель получил степень магистра делового администрирования в Гарвардской школе бизнеса и стал гендиректором французской биотех-компании bioMérieux. Однажды с ним связался венчурный инвестор Нубар Афеян, который предложил свой план создания компании, разрабатывающей новые лекарства и вакцины при помощи мРНК. Поначалу Бансель отнесся к затее скептически, но Афеян смог его переубедить. Французский бизнесмен подумал: «Если идея окажется удачной, то это будет принципиально новый вид препаратов». В том же году Бансель присоединился к команде Афеяна и его исследователей из Массачусетского технологического института и Гарвардского университета. Вместе они запустили Moderna.

С тех пор Moderna пережила череду неурядиц и столкнулась с недоверием общественности. В частности, компанию критиковали за сокрытие исследовательских данных — научный журнал Nature Biotechnology даже посвятил этому редакционную статью. Несколько лет назад Moderna на неопределенный срок приостановила разработку ALXN 1540 — препарата против синдрома Криглера ― Найяра, который создавался совместными усилиями с фармацевтической компанией Alexion. И хотя некоторые проекты вакцин, над которыми работают специалисты Moderna, сейчас показывают положительную динамику, так дела обстояли далеко не всегда.

 

«Первая вакцина против вируса Зика, которую создала компания, имела низкую эффективность, ― говорит Джастин Ричнер, микробиолог из Медицинского колледжа при Иллинойсском университете. ― Но затем им удалось модернизировать препарат и улучшить его воздействие».

 

Бансель осознает, что его компании необходимо собрать больше данных, прежде чем она сможет объявить конечный продукт эффективным в борьбе с коронавирусом. Но, по его мнению, результаты первичных клинических испытаний девяти версий вакцины Moderna доказывают, что компания располагает отличной научно-технологической базой. «Не люблю гадать, но я склонен к осторожному оптимизму», — отмечает миллиардер.

 

Как работают вакцины на основе мРНК

Moderna ― одна из нескольких компаний, разрабатывающих мРНК-вакцины против коронавируса COVID-19. Теоретически они должны работать следующим образом:

  • Геном вируса анализируют, чтобы выделить ту его часть, в которой зашифрована  информация о белке, образующем «шипы» вируса. С помощью этих «шипов» вирус стыкуется с человеческой клеткой.
  • Этот участок генома изолируют и копируют миллионы раз в виде сегментов матричной РНК.
  • Сегменты мРНК упаковываются в молекулы, называемые липидами, а потом эти липидные частицы вводятся в организм пациента и проникают в клетки.
  • Рибосомы, — белковые фабрики в организме пациента, — считывают мРНК и копируют белок из «шипов» вируса.
  • Сам по себе этот белок безвреден, но он заставляет иммунную систему синтезировать антитела против вируса.
  • Теперь, когда в организме выработаны антитела, заражения можно избежать.

Гонка за вакциной

Оптимизма преисполнен не только Бансель. В последние 20 лет появилось множество компаний, разрабатывающих вакцины на основе мРНК против разных заболеваний. Многие из них также не обошли вниманием пандемию COVID-19. К примеру, немецкая компания BioNTech работает над созданием вакцины на основе мРНК вместе с Pfizer и уже начала испытания на людях. Еще одну фирму из Германии под названием CureVac финансирует фонд Билла и Мелинды Гейтс, а начало испытаний вакцины запланировано на лето. Помимо этого, собственную вакцину на основе мРНК пытается создать и компания Translate Bio из города Лексингтон в Массачусетсе, ― она сотрудничает с французским фармацевтическим гигантом Sanofi, и как ожидается, в этом году начнет испытания препарата на людях.

 

Все они рассчитывают на то, что могут кардинально изменить существующий уже веками порядок изготовления вакцин. Привычный путь заключается в использовании ослабленных или неактивных версий вируса, чтобы заставить организм синтезировать антитела и тем самым вырабатывать иммунитет. У традиционных вакцин есть существенные недостатки. К примеру, есть вероятность заболеть, если вакцина основана на образце живого вируса. Еще один минус — длительный процесс разработки. На создание вакцины против сезонного гриппа методом выращивания вируса в куриных яйцах уходит по меньшей мере полгода. Более того, эти вакцины не эффективны на 100%. Чтобы спровоцировать реакцию иммунной системы, в обычной прививке от гриппа применяется неактивная форма вируса, однако препарат оказывается действенным лишь в 40-60% случаев.

Вакцины на основе мРНК имеют хорошие шансы решить все эти проблемы. Стоит лишь расшифровать геном вируса, и вакцину можно разработать за считанные дни. А так как в них не используется материал живого вируса, риск заражения сводится к нулю.

Но это лишь теория. На рынке сейчас вообще нет вакцин на основе мРНК. На вопрос о том, как можно определить, окажутся ли подобные вакцины эффективны, исследователь Дрю Вайссман из Школы медицины Перельмана при Пенсильванском университете, посвятивший этому направлению 13 лет жизни, прямо отвечает: «Никак». Проведенные на людях испытания мРНК-вакцин против инфекций можно пересчитать по пальцам и во всех в первую очередь оценивалась безопасность препаратов. Испытания, которые докажут эффективность таких вакцин и их способность обеспечить длительную защиту против заражения, еще предстоит провести.

 

Ученые также не знают, с какой скоростью новый коронавирус будет мутировать. А это может повлиять на частоту, с которой необходимо разрабатывать новые препараты. Вайссман считает, что если темпы мутирования будут высоки, то новую вакцину против коронавируса «придется создавать каждый год или каждые пару лет».

Тем не менее, власти США выделяют на финансирование разработок мРНК-вакцин серьезные средства. Только одной Moderna правительство пообещало почти $500 млн. Чтобы ускорить процесс, Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов (FDA) США разрешило Moderna и BioNTech начать испытания вакцины на людях еще до того, как завершится тестирование безопасности на животных.

Moderna сотрудничает с властями не впервые. На протяжении последних двух лет компания Банселя работает над вакциной против другого коронавируса, провоцирующего ближневосточный респираторный синдром (MERS), совместно с Национальным институтом по изучению аллергических и инфекционных заболеваний. Эту организацию возглавляет главный эксперт Белого дома по COVID-19 Энтони Фаучи.

Третья фаза клинических испытаний Moderna должна начаться через месяц, но компания уже готовится наращивать масштабы производства. 1 мая Moderna объявила о новом партнерстве со швейцарским изготовителем Lonza, в рамках которого будет ежегодно выпускаться до 1 млрд доз вакцины против нового коронавируса. Производство начнется в июле, задолго до того, как сертификацию FDA пройдет какая-либо другая вакцина, ― а на такое в этом году надеяться не приходится.

Непосвященным подобные сроки могут показаться слишком амбициозными или даже безрассудными. Десять лет тому назад, когда Банселю рассказали о возможности создания вакцин на основе мРНК, он считал так же. «Это был темный и холодный февральский вечер. Я шел по мосту в Кембридже, и у меня кружилась голова, ― вспоминает глава Moderna полученное им предложение сделать на этом бизнес. ― Я рассуждал: «Подумать только, бессмыслица какая-то. Скорее всего, это не сработает. Но если вдруг сработает, то это изменит жизнь многих людей. Нужно попробовать!»

Источник: Forbes

 

Главный редактор журнала:
Grigorian GREG


Спасибо что читаете нас!

Не забудьте подписаться на НАШИ соц. сети, чтобы не пропустить ВАЖНЫЕ новости.

САЙТ:
QUICKPICK

INSTAGRAM:
QUICKPICK-NEWS

ВКОНТАКТЕ:
Quick Pick | Новостной Журнал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.