«Если отправить на удаленку 30% сотрудников, это будет крах»: как бизнес будет исполнять новые требования Собянина

Опубликовано : 10 октября 2020 в 14:25

Мэр Москвы Сергей Собянин с 12 октября обязал работодателей перевести не менее 30% сотрудников на удаленку и каждый понедельник отправлять в мэрию их персональные данные — номер мобильного телефона, автомобиля, проездных карт «Тройка» и «Стрелка». Что предприниматели думают о новых ограничениях и собираются ли их соблюдать?

*

С понедельника, 12 октября, для бизнеса в Москве начнут действовать новые правила, согласно новому указу Собянина. Работодатели обязаны перевести не менее 30% сотрудников на удаленный режим работы и отправлять раз в неделю подробные сведения о них мэрии: номер мобильного телефона, регистрационный номер автомобиля, данные льготных проездных билетов, карт «Тройка» и «Стрелка». За выполнением этих норм, по словам Собянина, будет следить Объединение административно-технических инспекций города Москвы с помощью выборочных проверок. Нарушение указа грозит компаниям штрафом или приостановлением деятельности.

Forbes спросил у владельцев и руководителей компаний, собираются ли они исполнять новые требования, как отразится на их бизнесе перевод 30% сотрудников на удаленку и что они думают о новых ограничениях.

*

«Цифра в 30% для нас убийственная»

Илья Захаров, операционный директор химчистки Bianca

«Из нововведений нас в первую очередь коснется перевод 30% сотрудников на удаленку. Есть предприятия, которые невозможно приостановить. Мы таким как раз являемся: химчистка по сути завод. Сотрудники физически должны выполнять работу в точке, они не могут делать ее из дома. Поэтому в полной мере удовлетворить требования властей у нас не получится. Доля тех, кто мог бы исполнять свои должностные обязанности из дома, у нас явно меньше 30% от всего штата. Приказ вышел быстро, и как это часто бывает, не все возможные варианты развития событий законодателями были продуманы. Есть компании и гораздо более режимные, чем наша, где присутствие сотрудников является критичным. Стричь всех под одну гребенку не совсем правильно. Поэтому дальнейшее развитие событий — вопрос переговоров с властями. Нужно будет с ними общаться: объяснять, что присутствие не 70%, а хотя бы 85% сотрудников на рабочих местах — это необходимость, а не наша хотелка. Для того, чтобы осуществлять нашу деятельность, на которую мы вроде бы пока имеем право, нужно ориентировочно 85% сотрудников. Возможно, не выполняя предписание, мы рискуем нарваться на штрафные санкции. Но будем общаться [с властями], потому что доля неопределенности пока очень высокая. Думаю, сейчас все, по сути, как было весной: сначала одной фразой всех косили, а потом начиналась детализация.

Я не смогу оценить ущерб для нашего бизнеса в цифрах, если нам все-таки не пойдут навстречу и не разрешат оставить на работе более 70% сотрудников. Но он точно будет — цифра в 30% для нас убийственная. Во-первых, у нас упадет производительность на те же самые 30%. Мы начнем меньше зарабатывать, при этом у нас останется часть фиксированных костов, которые никуда не денутся. Наша маржа в моменте упадет. А мы только-только выкарабкались из того, что происходило весной. Во-вторых, будет проблема с розницей, где у нас работает иногда всего по два человека на точке. Если вдруг один из сотрудников уходит, это катастрофическая ситуация. Точка рискует закрыться. У нас сейчас кадровый голод, связанный с тем, что мы в пандемию не отпускали сотрудников в отпуска, и многие в отпуске в данный момент. Все это вкупе [отпуска и распоряжение перевести 30% сотрудников на удаленку] может сильно ударить по фонду оплаты труда (ФОТ).

В предоставлении властям данных сотрудников на удаленке меня немного напрягает наличие персональной информации. С другой стороны, я понимаю, что у города вся информация о нас и так есть. Поэтому, на мой взгляд, тут не стоит сильно перечить. Вроде бы намерения у них в целом благие. Ситуация не самая простая, но я вижу определенные потуги [властей для того], чтобы не вводить полный карантин»

*

«Мы просто закроемся, если переведем еще кого-то на удаленку»

Надежда Пак, совладелица сети кафе «Рецептор»

«Мы не очень понимаем, как реализовать новые требования Собянина. У нас сейчас и так выходит минимальное количество людей. Выручка у нас упала — на некоторых объектах больше, чем в два раза, — и мы сократили штат. Ужиматься больше некуда. У «Рецептора» на Дербеневской набережной, который ориентирован на офисных сотрудников, например, посетителей стало сильно меньше. Как только мы открылись там после первого карантина, то сократили ФОТ. Если раньше у нас выходило 9-12 сотрудников в зависимости от загрузки, то сейчас 5. Меньшим составом мы просто не справимся. Там и так всего два повара на кухне, один менеджер, один бармен, один официант. Точка работает вхолостую, просто отбивает все косты, покрывает аренду и зарплату. В других заведениях ситуация схожая.

На удаленку можно перевести только управляющий состав. Но опять же контролировать рестораны удаленно очень сложно. Мы можем следить за цифрами, но операционная деятельность требует постоянного присутствия.  Как мы будем действовать, я даже не знаю. Если мы сократим людей еще больше, то не сможем поддерживать уровень сервиса, не сможем функционировать. Мы и так лишились трех заведений из семи после первого карантина. При этом в оставшихся точках при большом наплыве людей мы уже не можем всех быстро обслужить. А гости менее требовательными не стали: если уровень сервиса у нас просядет, к нам перестанут ходить. Поэтому мы просто закроемся, если переведем еще кого-то на удаленку. 

Мы не такие активные [в донесении своего мнения до властей], как, например, Анастасия Татулова (основательница сети семейных кафе «Андерсон». — Forbes). Но если честно, при таком подходе властей я вообще не понимаю, куда идти. К нам, например, недавно пришли на объект и выписали предписание на штраф от 100 000 до 300 000 рублей из-за того, что сотрудник сидел и ел без перчаток и с натянутой на подбородок маской. Когда мы пошли разбираться в управу, нам сказали, что есть распоряжение и штрафовать будут всех. Я все понимаю, но как бизнесу жить? Почему ответственность [за нахождение сотрудника в помещении без маски] не персональная, а на компании? Самое страшное, что сотрудник сам никакого вывода из этой истории не сделал — он просто уволился одним днем. А нам платить за него штраф. В такой ситуации я не знаю, кому жаловаться. Надеюсь, будут какие-то уточнения по этим новым требованиям»

*

«Главное, дайте работать»

Барно Турсунова, соосновательница сети автосервисов «Вилгуд»

«У нас сотрудники кол-центра и отдела продаж с прошлого карантина не возвращались в офис. Они как раз составляют около 30%. Но мы разрешили всем желающим работать из дома, поэтому общая доля работающих удаленно офисных сотрудников приблизилась к 50%. Если говорить об автосервисах, там ситуация сложнее. Но так как мы работаем в информационной системе Wilgood IS, у нас предусмотрено, что несколько должностей — менеджеры по подбору запчастей и администраторы — могут работать из дома. Поэтому их мы и отправим на удаленку. Ущерба для производства это не создаст.

Если не будет локдауна и пропускного режима, бог с ним с этими мерами — мы готовы на них идти. Списки тоже будем делать и сдавать, ничего сложного в этом не вижу. Пока все терпимо. Главное, дайте работать».

*

«Мы на Третьей мировой войне»

Алексей Ковалев, генеральный директор сети фитнес-клубов «Алекс Фитнес»

«Такое ощущение, что мы на Третьей мировой войне, только она трансформировалась. Мы все заперты в окопах, сидим, отчитываемся, контролируемся. Нет ничего дороже жизни человека. Любые шаги оправданы, если они хоть одного человека спасут. Но я уверен, что эти меры не очень эффективны. Опыт весны показывает, что заболели даже те, кто сидел дома. Я понимаю, что [перевод сотрудников на удаленку] происходит из-за дефицита койко-мест в больницах. [Для борьбы с коронавирусом] должны применяться фундаментальные меры: от перестройки системы здравоохранения до пропаганды регулярных занятий спортом. Человек должен осмысленно вести здоровый образ жизни. Мы почему-то ответственность с себя перекладываем на врача, на больницу, на лекарство или губернатора. 

Мы уже подготовились к новым требованиям. Фитнес-компания — это по сути непрерывное производство, сменная работа. Поэтому у нас всегда меньше 50% персонала находится [на работе]. Инструкторы, администраторы, сотрудники технических служб, клининга, консультанты по продажам — все работают посменно. Нам несложно перевести 30% на удаленку. Сложно упорядочить этот график и выдать необходимую информацию мэрии, контролирующим органам. Мы видим, что [другие компании] занимаются читерством: регистрируют чужие телефоны и номера машин. Мы будем собирать достоверную информацию.

 

В целом на наш бизнес эти требования не повлияют. Это самая маленькая проблема из существующих. Сильно влияет сама ситуация. У нас сезонный бизнес, были очень большие надежды на сентябрь, мы надеялись, что все будет восстанавливаться, будет круто. Мы неплохо начали. Вторая неделя — средненько. Третья — начали отставать. Четвертая — полный атас и отказ от всех броней. В конце месяца мы завалились так же, как в марте. На 40% недовыполнили показатели при маржинальности в 15%. Это катастрофа. Будем заново разговаривать с собственниками [помещений], просить скидку. Даже если бы мы восстановились, проблем было бы очень много. Мы как пострадавшая отрасль получили отсрочки, но не получили прощение долгов. Осень — момент, когда эти долги ты все-таки должен закрывать. Как их закрывать, если работаешь в минус? У меня было ожидание, что мы потеряем 10-15% клубов. Сейчас хотелось бы хотя бы 50% сохранить.

Мы, конечно, как любая законопослушная, официально работающая компания, выполняем все требования. У нас есть что взять, нас есть за что прижать. Самое главное, чтобы хоть какие-то условия сохранили для работы. Мы как бизнес подстроимся, найдем варианты. Начнем производить алкоголь. Шутка».

*

«Это разглашение персональных данных»

Сергей Румянцев, лидер Союза арендаторов

«Первый вопрос, который возникает после прочтения указа: как предоставлять данные о сотрудниках мэрии? Предоставление списков сотрудников с телефонами, с номерами машин и так далее — это разглашение персональных данных и нарушение закона о персональных данных. Многие работодатели дают выбор сотрудникам — предоставлять или нет эту информацию. Если сотрудник подписывает документ о том, что не дает разрешения на разглашение данных, то работодатель не должен их распространять. Второй вопрос, который возникает после прочтения указа: можно ли обойтись тем, что перевести на удаленку 30% офиса, но не трогать розничный персонал? Хотелось бы это понять, но пока объяснений нет, и разные компании принимают разные решения.

 

В розничных компаниях и компаниях, которые предоставляют услуги общепита, число офисных сотрудников составляет 10-15% или даже меньше. Основное количество людей работают «в полях». Кроме того, непонятно, как действовать, если сотрудники работают в разных местах: отправлять на удаленку 30% от каждого объекта или это неважно? Все надеются, что это правило касается только офисных сотрудников, а не розницы. Если придется отправить на удаленку 30% сотрудников розницы, то это будет крах. Это можно осуществить, если речь идет о гипермаркете, в котором работает более 100 человек. А если на объекте работает 1-2 человека, то придется закрыть всю точку. На объекте, где работают 10-50 человек, такое нововведение сильно скажется на бизнес-операциях».

*

«Постараемся выполнить все требования властей»

Борис Кац, директор по развитию сети хобби-гипермаркетов «Леонардо» 

«Если мы говорим про офис, то, безусловно, у нас больше 30% сотрудников работают на удаленке.  Если мы говорим про магазины, то это физически невозможно. В магазинах нет лишних людей, которых мы можем куда-то отправить. У нас, наоборот, сейчас больше посетителей, чем обычно, так как сейчас высокий сезон. Кроме того, у нас появилась дополнительная обязанность проверять на входе посетителей, выдавать им маски и перчатки. Если бы можно было 30% безболезненно отправить домой, мы бы это сделали пять лет назад и просто сократили ФОТ. У нас сотрудники являются универсалами. С утра, когда клиентов нет, они занимаются выкладкой товара, а когда число клиентов увеличивается, большинство из них сидит на кассах. Если мы сократим сотрудников, у нас будут пустые полки и очереди на кассах. Мы очень хотим быть законопослушными, но на сегодняшний момент, не понимаем, как это сделать. В указе сказано, что на удаленку не должны уходить те люди, от которых зависит критически деятельность предприятия. Как можно доказать критическую важность этого сотрудника — у нас такого понимания нет.

Мы планируем предоставлять данные — мы законопослушная организация. Мы совершенно точно не сможем заставить сотрудника раскрывать информацию о себе, он может нам отказать, и мы ничего с этим сделать не сможем, но постараемся выполнить все требования властей, настолько насколько это возможно». 

*

«Мы не переживем второго закрытия салонов»

Игорь Стоянов, лидер Ассоциации предприятий индустрии красоты и владелец сети салонов «Персона» 

«На 8 октября у нас назначен разъяснительный вебинар с [руководителем Департамента предпринимательства и инновационного развития Москвы Алексеем] Фурсиным. Наша отрасль индивидуальна, мы работаем, по-прежнему, и офлайн и онлайн: 5-7% наших сотрудников после первой волны коронавируса мы перевели на дистанционное управление. Два, иногда три дня в неделю мы встречаемся очно. Если у нас работают 2000 парикмахеров, то соответственно в офисе работают около 50 человек. Наше отношение к нововведениям такое: да, рост заболеваний есть, но мы не переживем второго закрытия салонов, если оно будет дольше, чем 3-4 недели. Сейчас мы ждем разъяснения от властей и просим общаться с нами в рабочих группах более детально. Нам нужен диалог».

Источник: Forbes

 

 

Главный редактор журнала:
Grigorian GREG


Спасибо что читаете нас!

Не забудьте подписаться на НАШИ соц. сети, чтобы не пропустить ВАЖНЫЕ новости.

САЙТ:
QUICKPICK

INSTAGRAM:
QUICKPICK-NEWS

ВКОНТАКТЕ:
Quick Pick | Новостной Журнал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.